Английская школа шанс

 

Учащиеся московской школы "Шанс" для детей с девиантным поведением устроили восстание: заперли в одном из помещений школы и потребовали смены руководства. Директор Наталья Виснер утверждает, что конфликт разрешен. Выпускник "Шанса" Николай Лябин и психолог Владимир Рубаный рассказали "Снобу", как отличаются жизнь спецшкол закрытого типа, чем они отличаются от тюрем и способствуют ли они реабилитации проблемных подростков

 
Поделиться:
 

Когда мне было 11 лет, человек, с которым я жил, умер.

 

Сейчас Николаю Лабину 22. Он выпускник 2011 года. О том, что он делал и как попал в спецшколу "Шанс", он не рассказывает подробностей.

 

- У меня есть родители, но они не родили. Пока были последствия, я грабил магазины, открывал палатку, пропускал школу.

 

На суде полиция напугала детскую колонию, но родители Лабина узнали о существовании "Шанса" и написали ходатайство о переводе. Суд согласился.

 

Раньше школа находилась в Бутово и была рассчитана на 60 человек - 20 девушек и 40 молодых людей. Лабин прибыл туда в 2008 году. В 2012 году школа полностью сменила направление и переехала в небольшой дом в Канатчиковском проезде. Лабин сказал, что школа была задумана как аналог специальных школ в Германии, но после смены руководства дела пошли хуже:

 

Теперь это полно дерьма. Они не дают учебных заведений близко. Один человек сказал мне, что ад существует, и ему просто повезло, что он вышел на PAROLE.

 

Обзоры в сети специальных школ публикуются небольшими, самыми похвальными. Однако несколько комментариев резко контрастируют с фоном. Пользователь "Тимур Чечин", 6 июня 2016 г. написал (орфография и пунктуация сохранены): "Когда я учился в этой школе 2008 г.в. В рамках другой старой статьи о "Шансе" в 2015 году анонимные высказывались: "Сколько преуменьшений. Было бы лучше, о внутренней иерархии рассказали. Были ли вы там? отдельных людей ад есть ".

 

Английская школа шанс

 

Английская школа шанс

 

Английская школа шанс

 

Английская школа шанс

 

По словам Лабина, раньше школа была похожа на детскую колонию. За год на одного ученика тратилось 600 тысяч рублей - об этом Лабин много раз слышал от сотрудников школы. Студенты были приняты на экскурсии, конференции, семинары, приглашенные лекторы:

 

- Нас считают элитой, все думали, что мы обучаем детей рублю.Ученики не хотели уходить: учителя заменяли нас, родителей. В самой школе был компьютерный клуб, парикмахер, у повара нас учили готовить. Шесть приемов пищи в день. Столярная мастерская, резьба по дереву, металл. Форма, которую мы сделали, была сделана на заказ из Италии. Они одевались так, чтобы дети из неблагополучных семей боялись снова носить форменную рубашку.

Несмотря на щедрое финансирование, в школе было неуставно Старейшины, ученики, которым поручено урегулировать конфликты между парнями, издевались над младшими. Администрация знала, но ученики боялись официально сообщать о проблемах, чтобы не получить еще больших. Затем ситуация изменилась.

- Был такой сумасшедший Тимур Чечин, мы поехали вместе. Он грамотно облизал их, поэтому они закрывали глаза на его издевательства над младшими. "Старейшины" знали все и часто сами занимались издевательствами. Но потом мы, Миша Прохоров, мой соучастник в буквальном смысле, стали сторожами. В любой команде должны быть и старейшины, помимо учителей - они будут как бы внутри, а не над командой. Когда мы впервые приехали, те, кто смотрел, пытались навести порядок в тюрьмах в школе, чтобы были воры, порядочные люди, козы. Уже четко гашен / не гашен. Новички, новички, там почти в заднице *. Они пытались построить эту систему в течение двух лет, но мы сопротивлялись. Буквально одна старшая * сломалась, все связали, наказание было.

 

Обыски в школе проводятся всегда. По словам Лабина, были не педагоги, а "дисциплинарные офицеры": люди, которые следуют расписанию, спят, сопровождают учеников на месте и в поле. С ними постоянно возникали конфликты. Лабин считает, что в нынешнем восстании виноваты они.

 

Это типа охранников чопов, но гражданских, а не мусорных. Просто люди, которые были завербованы через рекламу. Может быть, какая-то ранее охраняемая палатка или гараж. Они не имеют права шмонать наши вещи без нашего личного присутствия или в отсутствие профессионального попечителя.

 

Лабин все еще общается со своими учителями и одноклассниками. По его словам, они также расстроены тем, что школа так сильно изменилась, но думать об этом не хотят: все выросли и смутились.

 

Теперь у меня трое детей, я занимаюсь музыкой, играю на гитаре, пианино. Недавно записал трек, хочу участвовать в премии "Муз-ТВ 2017".

 

Лабин говорит, что он учился в театре, имеет степень магистра делового администрирования и планирует пару лет купить старое здание в Бутово и возродить первый "Шанс".

 

С судьбой Тимура Чечина, у которого Лабин в ссоре в специальной школе, все было иначе: он попал в колонию за грабеж и угрожающее убийство. Сначала суд назначил его на 9 лет в строгом режиме, но затем перевел на общий и сократил срок до 6 лет и 3 месяцев: адвокат убедил суд, что чечин является единственным кормильцем семьи, состоящей из страдающих от астмы матерей бабушкам, несовершеннолетним, сестрам и женам-студентам, которые, помимо прочего, имеют кредит в полмиллиона рублей.

 

Психолог, бывший начальник психологической службы УФСИН России по Республике Татарстан Владимир Рубаный говорит, что более половины выпускников спецшкол закрытого типа заканчивают как чеченцы:

 

- По официальным данным, 60 процентов выпускников приезжают в места лишения свободы. По моим личным наблюдениям и наблюдениям моих коллег, более реальные цифры - 70-80 процентов. А после детских колоний шансов на ресоциализацию - давайте посмотрим правде в глаза - нет. То есть школа - это отправная точка, из которой подросток попадает в Борсталь, затем в колонию, если не строго.

 

Рубаный более 20 лет работал психологом в тюрьме. Он убежден, что его основная функция адаптации и ресоциализации - они не выполняют.

 

- Основное отличие специальных школ закрытого типа от колоний для несовершеннолетних в том, что они не относятся к Федеральной службе исполнения наказаний и Министерству образования. Это должно было определить принципиальные различия в работе учреждений, но в На практике все по-другому.

Специальные школы не имеют ничего общего с пенитенциарной системой, но условия содержания в колониях мало отличаются, говорит Рубашный:

"Распорядок дня в соответствии с графиком. Территория огорожена, свободное передвижение запрещено. Опекунов здесь не называют надзирателями, но именно эта модель поведения копируется - просто из-за недостаточной квалификации: гораздо проще быть авторитарным, чем искать индивидуальный подход. Дети, в свою очередь, копируют модель поведения осужденных в колониях: на улицах они часто становятся легкой добычей для людей с опытом тюремного заключения. Ранее осужденные занимались преступлениями несовершеннолетних, так что если их поймали, то во всем виноваты они. Это приводит к первичной криминальной инфекции - дети присоединяются к субкультуре. В результате в школах формируется точно такая же стратификация: есть условные лидеры, есть "опущенные" и "чмошники". Очень часто между детьми происходят драки, сильнейшие занимаются реквизицией. Для школьных администраций, как и в исправительных учреждениях, это выгодно: группы более авторитетных подростков осуществляют дополнительный надзор - вы не можете тратить свои силы.

Это проблема всех закрытых сообществ, просто некоторые учреждения работают с этим, в то время как другие поощряют такое поведение. Я и мои коллеги неоднократно обращались к руководителям школ с предложениями по реорганизации работы специалистов, в том числе путем привлечения к процессу психологов и учителей извне. Нам всегда отказывали: сотрудникам закрытых учреждений не нравится, когда вы вмешиваетесь в их работу, что они тушат в собственном соку, будучи преформацией. В результате дети регулярно убегают из такой враждебной среды. Учителя, выходя из себя, часто прибегая к физическому насилию и насилию, мне лично рассказали ученики школ, в которых я работал, но это происходит по всей стране. Когда справляться с трудными подростками не получается, сотрудники школы прибегают к психиатрии: вводят детям наркотики, когда на самом деле им это не нужно. В школах, конечно, есть свои психологи. Это часто хорошие профессионалы и обаятельные люди с лучшими намерениями. Но вы понимаете, что один, два или три человека не могут изменить систему. И дети все равно будут теплыми и будут помнить хороших людей и тех, кого избили за проступки, потому что даже такие отношения лучше, чем у тех, кто был детьми в неблагополучных семьях.

 

Особая ошибка, из которой мы должны сделать вывод, что авторитарная, тяжелая работа с трудными подростками не изменит их судьбу в лучшую сторону. Прежде всего, нам нужно минимизировать вред, который дети получают в этих учреждениях. Как это сделать - это должно озадачить министерство образования. И первыми должны измениться не ученики спецшкол, а их администрация и сотрудники учреждения ".

 

Ученики в "Шансе", забаррикадировавшиеся в одном из кабинетов школы, жаловались на избиения и вымогательство. Возможно, просто некому было сообщить об этом: детский омбудсмен Анна Кузнецова пообещала поговорить с детьми, но ведь до них не дошло. Она заявила "Снобу", который по-прежнему планирует посещение в ближайшее время: "Все, что касается детей, очень хрупкое, поэтому важно не причинять вреда, чтобы слушать и узнавать о проблемах. Конечно, права детей в таких учреждениях нарушаются. В любой сфере детства мы находим конкретные нарушения прав ребенка, а в этой школе нарушается хотя бы право на семью ".

 

Директор "Шанса" Наталья Вайнер говорит, что претензий к сотрудникам в школе нет детей, они просто потребовали сотовые телефоны, чтобы они не включали режим. Говорить с "Снобом" о конфликте, истории и организации школы она отказалась.

Автор: Дата:
ТОП-10 онлайн школ английского языка

Английский язык в новосибирске на левом берегу

Лицензия для преподавания английского языка

Пилот школа английского языка ростов отзывы

Карта англии на английском языке для школы

Малинина английский язык для младших школьников

Преподаватели английского языка в краснодаре